четверг, 7 мая 2009 г.

СОЗДАНИЕ КОНЦЕПЦИИ. УГОЛ ЗРЕНИЯ.

Продолжаем работу с учебником В.А. Аграновского "Ради единого слова"

СОЗДАНИЕ КОНЦЕПЦИИ

От "холодно" к "горячо".  

Как создается концепция? Нащупывается основная идея тема? Автор показывает это на конкретном материале, содержавшемся в редакционном письме о взяточнике – секретаря комитета комсомола на одном из крупных сибирских заводов, который брал деньги, участвуя как представитель общественности в распределении квартир. Прежде, чем отправиться в командировку по следам такого письма, необходимо понять, с каким взглядом на проблему и суммой каких мыслей может это сделать сотрудник молодежной газеты. Вот варианты тем:

• Взяточничество – плохо
• Почему этот человек стал взяточником?
• Почему им стал именно комсомольский вожак?
• Кто «заразил» его вирусом взяточничества?
• Почему это вообще стало возможным для секретаря комитета комсомола?

И вот тут «поворот» в ходе построения концепции от «холодно» к «горячо» 
Если это так, рискнем предположить: на данном заводе роль и влияние комсомола выросли до такой степени, что секретарь "мог" брать взятки при распределении квартир и гарантировать исполнение своих оплаченных обязательств!

  Это уже совсем "горячо". Последнее мыслительное усилие, и концепция готова. Она прозвучит так: "В условиях, когда комсомол наращивает свое влияние в обществе и приобретает все больший удельный вес, надо быть трижды внимательнее к подбору комсомольских кадров".

То есть, выстроенная «до» концепция дает возможность журналисту быть «зрячим» в командировке, и собирая под нее материал, он ставит перед собой и отвечает на вопросы, которых не было первоначально, расширяет свое творческое поле и возможности для написания действительно важного материала, который способен оставить отклик в читательской аудитории.

Однако, при выезде на место, может оказаться, что некоторые идеи автора концепции не совсем соответствуют действительности и реальное положение вещей не то, каким он себе его представил.
Какие варианты выхода из этого положения?

«Есть три выхода из положения.
 Первый: отказ от факта во имя сохранения темы. Это значит, надо набраться терпения и подождать (или поискать) другой фактический материал, подходящий к нашей концепции. 

Второй: переход на другую тему и концепцию с использованием данного факта. Перестраиваться следует на месте, и это плохо, но мы сами виноваты, потому что обязаны были, размышляя над фактом, предусмотреть несколько вариантов тем и концепций.

Третий: остаться с выработанной концепцией, хотя фактический материал "не лезет" в ее рамки. В этом случае, столкнувшись с "мешающими деталями", не избегать их, а так и писать: я, мол, думал, что... Однако фактическая ситуация оказалась иной, но это не должно помешать нам сделать выводы, к которым мы подготовились, продумывая нашу концепцию.»

Главным в построении концепции автор считает ход мыслей журналиста, который, размышляя над фактом, трансформирует его в тему и механизм создания концепции, собирая под нее при этом самые различные материалы – от бесед со знающими людьми до выводов социологов по проблеме лидерства. И это напрямую касается методологии журналистской работы.

Варианты.  

Вариантов концепции может быть несколько. Однако, самым главным в ее построении всегда будет «ход размышлений, процесс создания концепции, важна методология работы.

Добавлю к сказанному еще два "узелка на память". Даже беря за основу "проблему", положим, хозяйственную, педагогическую или производственную, мне кажется, журналисты обязаны поворачивать ее к читателю этической стороной, раскрывать через людей и их отношения. потому что пишут не инструкции, а очерки. 

И еще один "узелок на память". Вряд ли можно рассчитывать на то, что будущий материал "на равных" вместит в себя все придуманные варианты, потому что любой очерковый материал, мне кажется, может держаться в газете только на одном стержне, на одном шампуре, на одной главной теме, другие должны всего лишь ее поддерживать, но не более.

Присутствуя в очерке, они, возможно, украсят его, даже составят его богатство, но, как в дорогом колье, в очерке тоже нельзя перебарщивать с бриллиантами высокого достоинства. Пусть главный обрамляется маленькими, скромно расположившимися вокруг, и никто не обвинит автора в отсутствии вкуса.»

Чем больше вариантов развития темы найдет журналист, тем более подготовленным психологически окажется журналист при работе с фактами и он уже точно не вернется из командировки без интересного материала.

Созданная концепция очень полезна, так как она помогает определить круг общения в командировке, задать людям уже ранее поставленные перед самим собой вопросы и получить на них наиболее типичные ответы, выбрать и предложить читателям наиболее позитивную программу решения проблем, затронутых в очерке.
Работа в журналистике предполагает постоянное пополнение знаний и очень удобен один из способов их фиксирования и систематизации, чтобы всегда, в нужный момент можно было вернуться к ним для использования в своей работе. Далее в книге приводятся конкретные примеры выработки подобных концепций «Удар в колокол» и «Разрешите любить» 

ПЕРЕД ДОРОГОЙ

Мешающие детали.

«С мыслями в голове действительно не страшно отправляться в путь. Есть возможность заранее выработать тактику и стратегию сбора материала, вести поиск не разбросанно, а четко, целеустремленно, без суеты; обеспечить логику будущего повествования; наконец, попросту сэкономить время в командировке, действуя не по наитию, которое бывает обманчивым, а по плану, позволяющему тщательно и спокойно собрать "урожай" до последней крупинки. Короче говоря, выигрыш налицо.

А есть ли проигрыш? В свое время, говоря о создании концепции, я как бы разделил ее на две части, одну назвав "предварительной" и отведя ей место до сбора материала, а другую - "окончательной", подправленной жизнью. Зачем нужна первая? Чтобы планировать сбор материала. Зачем нужна вторая? Чтобы стать конкретной, объективной и правдивой моделью будущего произведения.

Но вот наконец пришло время задать вопрос: если обе концепции полностью совпадут, то есть материал, собранный журналистом, подтвердит "предварительную" настолько, что она превратится в "окончательную", будет ли это показателем высокого уровня журналистской работы? Да, будет: жизнь подтвердила то, что журналист предвидел, - в этом и заключается, наверное, истинное мастерство. Ну, а если "половинки" не совпадут? Если собранный материал "предварительную" не просто подправит, а полностью опровергнет "окончательной", подправленной жизнью. Зачем нужна первая? Чтобы планировать сбор материала. Зачем нужна вторая? Чтобы стать конкретной, объективной и правдивой моделью будущего произведения.

Вот почему я против деления на "предварительную" и "окончательную" концепции: даже из педагогических соображений не стоит закладывать в методику журналистской работы возможность низкого уровня.

Нет, я не сторонник того, чтобы сдаваться в плен собственной концепции, превратив ее в нечто, сделанное из нержавеющей стали. Концепция - понятие резиновое. Она должна вмещать в себя любой материал, мешающий и не мешающий, должна вмещать в себя жизнь, становясь от этого только богаче, правдивее и убедительнее. 

Именно перед дорого следует подробнее рассмотреть мешающие концепции детали, чтобы потом не пришлось делить факты на «лезущие» и «не лезущие в нее», - говорит автор. И показывает это на примере сбора материала о среднестатистическом шофере своего времени, с заработком в 130 рублей в месяц. Факты, которые журналист нашел в семье водителя, никак не согласовываются с простыми цифрами – получалось, что траты превышают доход семьи. 

Ну вот, мы на пороге "мешающей" детали, сейчас она "вылезет" и испортит мне среднестатистическую картину. уведет в сторону от типизации, и я потеряю столь дорогое мне совпадение. И если так будет дальше, от моего социального портрета останется банальный очерк нравов. Как быть, что делать?»
Однако постепенно выясняется, что на самом деле герой будущего очерка подрабатывает во внеурочное время, чтобы был достаток в семье.

«Сделаем вывод. Хорошо ли, что очеркист не испугался "мешающей детали", не отсек ее, хотя она и грозила спутать одну из запрограммированных мыслей? Да, хорошо. А мысль, не бог весть какая, была: поскольку шоферы зарабатывают мало, их безусловную любовь к профессии надо объяснять вовсе не меркантильными соображениями, а тем, что машина дает ощущение физической свободы, относительную самостоятельность, скорость передвижения. общение с дорогой, смену впечатлений. Так что же? "Мешающая деталь" поломала эту маленькую составную общей концепции, разрушила ее? Ничуть. Скорее, подтвердила, укрепила и даже углубила. Зарабатывая не 130, а 170 - 200 рублей в месяц, шоферы тратили столько сил и трудились с такой нагрузкой, что давно бы бросили шоферское дело, если бы держались только за деньги. Стало быть, не отвергнув "мешающей детали", мы с ее помощью проникли в суть профессии поглубже, узнали много скрытых подробностей, окунулись в густой человеческий быт.

Убежден, верную концепцию никакие "мешающие детали" не в силах поколебать, и потому не нужно от них отказываться. Более того, если концепция верна, никакие детали не могут ей быть "мешающими". Ну, а если реальная действительность все же ломает предварительное представление, то грош ему цена, такому предвидению, туда ему и дорога. Как говорил Шерлок Холмс: "Побочные обстоятельства бывают иногда так же красноречивы, как муха в молоке". В нашем журналистском деле очень важно определить: где "молоко", а где "красноречивая муха", и ни при каких случаях, жертвуя молоком, не выбрасывать вместе с ним "красноречивых мух".

Нет, нельзя обманывать читателя, нельзя вводить его в заблуждение. Чем быть предвзятыми, лучше быть послевзятыми. В. Г. Белинский в свое время писал: "Часто путешественники вредят себе и своим книгам дурною замашкою видеть в той или другой стране не то, что в ней есть, но то, что они заранее, еще у себя дома, решились в ней видеть, вследствие односторонних убеждений, закоренелых предрассудков или каких-нибудь внешних целей и корыстных расчетов. Нет ничего хуже кривых и косых взглядов; нет ничего несноснее искаженных фактов.

А факты можно искажать и не выдумывая лжи...стоит только обратить внимание преимущественно на те факты, которые подтверждают заранее составленное мнение, закрывая глаза на те, которые противоречат этому мнению."

Итак, квинтэссенция: в тему, полагаю, нельзя врываться, в нее надо входить медленно и размышляя, в итоге должна создаваться концепция - мыслительная модель будущего произведения, свободная от предвзятости; предвзятость - плен для журналиста, концепция - его свобода; если концепция верна, для нее не существует "мешающих деталей", если ошибочна - все детали для нее "мешающие».

Подводя итоги, Аграновский подчеркивает, что тема, возникшая в воображении журналиста на основе какого-либо факта не должна мешать его свободному творчеству, а концепция будет своеобразным «магическим кристаллом», с помощью которого он сможет разглядеть любые дали документального повествования.

Угол зрения. 

На какие темы писать журналисту? Понятно, что в первую очередь, на злобу дня. Но должна ли тема отражать самую его личность, быть к ней максимально приближена, находиться в сфере его знаний, интересов и симпатий? Или браться за тему ради темы, пряча порой свою антипатию к ней и явный недостаток знаний?

 «Иными словами: я "за" или "против" многотемья; "за" или "против" узкой специализации? Что дает, с моей точки зрения, большую эффективность: широта тематического охвата, но при выраженном дилетантизме журналиста, или узость тематики, но сопряженная с истинной глубиной?

  Спор этот старый, хотя, казалось бы, чего тут ломать копья? Идеально было бы при широте охвата да обеспечивать рекордную глубину. Однако как достичь такого идеала? Вот тут-то и проходит водораздел между спорщиками: одни считают, что ближайший путь к идеалу лежит через узкую специализацию, другие отдают предпочтение широкой дороге многотемья.

  Моя позиция сложнее, постараюсь со временем ее изложить, но одно для меня бесспорно: в основе любого творчества должны лежать фундаментальные знания. Мгновенной озаренности, как и гениального наития, хватает ненадолго, а чтобы целую жизнь прожить, да еще журналистскую, из сплошной суеты состоящую, из бесконечных заданий сотканную, из миллиарда строк сложенную, - какая уж тут озаренность! Работать надо из года в год, изо дня в день, из часа в час!

Теперь-то могу, наконец, заявить в полный голос, что, ратуя за создание концепции, я ратовал прежде всего за фундаментальность знаний журналиста, как раз и выраженных в этих концепциях, за информированность, за основательность жизненного и социального опыта.»

Откладывая немного в сторону тезис о необходимости фундаментальных знаний, первичным в деле журналистике автор называет личностные качества, которые позволяют заниматься ею, сравнивая личность с первым этажом, над которым как ее творчество выстраивается второй. Нельзя построить второй этаж, пропустив первый.

Рассказывая дальше о журналистах «Комсомольской правды», имеющих в редакции амплуа "узких специалистов", автор на конкретных примерах показывает, что те блестяще писали материалы, выходящие порой далеко за пределы этой специальности, не говоря уже о «всеядных» мастерах пера.  

"Узкая специализация" не мешает браться за самые разные темы, больше того - помогает" Почему? Потому что и Песков, и Голованов, и Зюзюкин, и Михалев, и все остальные, обладая фундаментальными знаниями в какой-то одной области, не замкнулись в ней, во-первых, и получили угол зрения на прочие темы, во-вторых. О чем бы ни писал Песков, в его материалах "сидит" забота обо всем живом и неживом, что нас окружает, мы постоянно чувствуем этот рефрен, он звучит у Пескова, как припев в песне. Какой бы темы ни касался Голованов, он подходит к ней как научный обозреватель - не только по методологии, но и по сути. Потому что сумма знаний журналиста - это его точка отсчета, это плацдарм, с которого он ведет наступление на самые разные темы, это фундамент под здание, которое он строит.

 Разве мы против такой "специализации"? Думаю, против той, что заковывает журналиста в латы одной темы, являясь одновременно и фундаментом, и зданием да еще без окон и дверей. без доступа свежего воздуха. Потому что газетчик рано или поздно, но начинает задыхаться, у него появляется, как говорят врачи, резистентность - привыкаемость к лекарству, а в данном случае - к теме, он перестает чувствовать ее, начинает повторяться, переходит на штамп и в подходе, и в исполнении, скучнеет и даже тупеет, теряет способность рождать новые мысли, приводить новые доводы и резоны, короче говоря, вырабатывается.

В самом деле, если журналист написал достойный материал, способный разбудить общественную мысль, значит, он снабдил его достаточно убедительным набором доводов. А где взять новые доводы, если, не повторяясь, писать на ту же тему через неделю или месяц? Психологически мы так устроены, что, однажды выступив серьезно, исчерпываем себя на весьма солидный срок. Читатель, как правило, этого не понимает и, откликаясь на наше выступление, забрасывает нас новыми и новыми фактами, шлет и шлет "аналогичные случаи", и все это впустую, напрасно, совершенно бесперспективно - по крайней мере в нашем исполнении.

Как же не посочувствовать бедным "однотемникам", которые не день, не месяц и не год трудятся на отработанном пару! Мысли на деревьях не растут, вот и приходится бесконечно повторяться и цитировать себя, тиражируя прежние выступления.   А писать-то как раз надо, по-моему, так, чтобы повторение исключалось! Если журналист чувствует, что вслед за одним материалом он тут же готов сесть за второй на ту же тему, это значит, что он в первом не выложился, не исчерпал себя - и пусть не обманывается: его выступление было слабое. 

Нет, я не могу быть против "специализации", но я бы умер от тоски, приговори меня кто к пожизненной теме!»
Не зря людям рекомендуется чередование разных видов деятельности, когда умственный труд меняется на физический и наоборот. Так и журналист должен менять тематику своих выступлений, «хотя бы о том, что свежий взгляд на незнакомую проблему обеспечивает взрыв идей: в большинстве своем они, возможно, и пустые, но после просеивания вдруг остается какая-то "мыслишка", которая может стоить десяти традиционных, родившихся в головах специалистов.»

Это не призыв к невежеству, это призыв проникать в глубины все новых тем, имея свой собственный угол зрения!

«Если бы в каждой газете молодым журналистам предоставляли время на выяснение симпатий к темам, а потом год-полтора - на глубокое изучение проблемы, на "узкую специализацию", то это был бы самый короткий путь к формированию журналиста широкого профиля. Практика показывает, что таким путем прошли многие известные публицисты нашего времени».  
Читать полный текст...

Комментариев нет:

Отправить комментарий