суббота, 21 февраля 2009 г.

"Ледокол" и Рэмбо



К.Шереметьев в рамках тренинга «Ледокол» дал группе новое домашнее задание. На мой взгляд, очень сложное. Вот оно: «Посмотреть фильм «Рэмбо. Первая кровь» с особым взглядом. В каждый момент – что бы сделал я. Не герой, а Я лично, обладая способностями Рэмбо. Под угрозой возможной смерти.
Вы могучий воин, который владеет всеми видами оружия, может убивать голыми руками, может зашить себе рану. И вас попытались унизить. Более того, отбить вам почки. Более того - убить. Что будете делать лично вы?»

 Труднейшее задание, несовместимое с моей сегодняшней личностью. Почему? Потому что я, в первую очередь, – женщина и мать. И до конца своей жизни вряд ли буду  принадлежать себе полностью. После рождения ребенка многие мои поступки определялись, прежде всего, интересами сына, исходя из которых, я и действовала в жизни. Его безопасность диктовала мне то или иное поведение. Это первое. И этим я пропитана насквозь и сегодня. Хотя потихоньку с взрослением своего сына я начинаю меньше беспокоиться за его будущее, потому что вижу, что он учится решать свои проблемы без моего участия.

Второе. Я попыталась представить себя человеком с такими умениями, как у Рэмбо (кстати, Сильвестр Сталлоне - один из моих  любимых актеров, создавший очень любимый мною образ мужественного героя Рэмбо) и поняла, что это была бы уже не я, а совершено другой человек – человек со стальной волей, четко знающий,для чего он всему этому учился, какую цель при этом преследовал. А цель определяет основную линию поведения человека, имхо.

Я могу говорить о своем поведении в ситуациях унижения моего чувства собственного достоинства, только опираясь на свой субъективный опыт. То есть, де факто.
По натуре я очень мирный и законопослушный человек, не люблю разборок, склок и войнушек. Я всегда выступаю в таких случаях только в двух ипостасях - защищаюсь или защищаю. Но для этого должна наступить ситуация крайности.

Поэтому, в самом начале, оказавшись на месте главного героя фильма, я бы просто ушла от возможного противостояния полиции, забила бы кабана в лесу, наелась и продолжила свой путь. В этом мое отличие. Потому что я бы шла к своему сыну, к жизни среди людей, я бы шла к созиданию. Рэмбо не знал другой жизни, кроме войны, он находился в ужасной клетке своего предназначения – быть своеобразной машиной-убийцей для врага. В этом его трагедия, определившая и его путь, на мой взгляд. Его никто не учил жить и отстаивать чувство собственного достоинства в мирной жизни.

Если все же наступала ситуация крайности в моей жизни – я восставала. Но делала это открыто, потому что вообще не умею поступать по-другому. И шла тогда уже до конца, не задумываясь о возможном поражении и собственных потерях. Однако, в моей жизни ни разу не было ситуации смертельной угрозы. Поэтому я не знаю, как бы я повела себя в таком случае.

Но одно я знаю четко – желание наказать своего обидчика за доставленное мне унижение, присутствовало бы обязательно. И я постаралась бы поставить его один в один в ту же самую ситуацию, в которую он поставил меня. То есть, обладая способностями Рэмбо, я бы точно так же унизила его и нанесла ему такие же физические и душевные страдания, которые он принес мне самой, действуя по принципу: «око за око, зуб за зуб», заставив его сложить оружие против себя, дав ему понять, что в результате продолжения войны – его личный проигрыш будет тотальным – как в человеческом и личностном, так в профессиональном и мужском плане. Я бы опираласьна демонстрацию своей силы, значительно превосходящей его собственную, и дала понять, что ему лично не поможет и вся армия, если он не перестанет заниматься моей травлей (не страшно кучей гнобить одного, а вот выйти один на один с превосходящим тебя противником, как правило, желающих не наблюдается). Страх врага за свою жизнь, я думаю, исчерпал бы инцидент. Так как, в основной своей массе, каждый человек в этом мире ее ценит превыше всего, а страх потерять честь и достоинство в глазах других людей иногда равносильны смерти. Смерти личности.
P.S.  Нет, была я под страхом смерти...Сейчас вспомнила. Стояла под направленным на меня пистолетом обкурившегося наркомана. В ресторане...Лет двадцать назад.
Как я себя вела? Я очень спокойно и мягко разговаривала с ним, как с маленьким капризным ребенком, увещевая и объясняя, что то, что он намеревается сделать - принесет ему только кучу проблем в будущем.

Но я была тогда не одна. Пока я с ним разговаривала, двое мужчин напали на него сзади и отобрали пистолет.Чувствовала я тогда жуткий, липкий страх за свою жизнь. У меня все внутри тряслось. Я помню, как отчетливо проскользнули у меня в голове две мысли: "Как же Митька-то мой один останется, спаси и сохрани, Господи!" И вторая: "Неужели это мой голос - такой спокойный и уравновешенный? Как же это мне удается говорить таким голосом, чуть ли не умирая от страха?"
Читать полный текст...

Комментариев нет:

Отправить комментарий